Joomla TemplatesBest Web HostingBest Joomla Hosting
Вход



Реклама
Эвакуатор. До 4 т.
Круглосуточно.
8-920-061-42-99

Ю.Н. Шамов: Краткая история поместья Полдомасово-Никитино. Часть 2. История с. Василёвка

Страницы истории

Краткая история поместья Полдомасово-Никитино. Часть 2. История с. Василёвка


с. Василёвка (прежнее название: Ново Богородское, 1682 г).


В 1550–52 годах на месте, где сейчас расположено село Василёвка, в западной стороне села, на высокой, труднодоступной горе был сделан сторожевой пункт (крепость-острожек) на месте бывшего мордовского поселения, которое носит название «городище». Эта крепость-острожек входила в Темниковско-Алаторскую пограничную «засеку». Пограничная «засека» была частью системы государственной обороны, которая была упорядочена в результате военной реформы 1547 года.

В середине XVI века южным рубежом Руси (почти на сто лет) становится в пределах края река Алатырь. Опорными пунктами новой государственной границы становятся город-крепость Темников (построен в 1536 году), город-крепость Алатырь (построен в 1552 году), г. Арзамас-крепость (1552–1578 годы).

В 1552 году вопрос о том «как идти на г. Казань и по каким местам» Иван IV «Грозный» обсуждал с двоюродным братом князем Владимиром Андреевичем, боярами и воеводами в Коломне после разгрома крымских татар и турецких янычар под Тулой в июле 1552 года. Решение было таково: из Коломны идти двумя колоннами. Царская дружина, полк левой руки и запасной полк должны двигаться к реке Суре через Владимир и Муром, боковое южное охранение- отряд Якова Чевсеева. Полки воевод князей Курбского, Мстиславского, Щенятева, Хилкова — через Рязань и Мещеру. Местом соединения полков было назначено «Поле за Алатырем». Иван IV строго придерживался указанного маршрута. С войсками он двигался по линии: Коломна — Муром — река Алатырь. Войско имело 150 тыс. человек и обоз. Главные силы войска выступили из г. Муром 20 июля, и первая остановка на ночлег была в Саканском лесу на реке Велетьме, второй ночлег — «стан был на Шилекше», третий — под Саконьским городищем (ныне с. Саконы), четвертый — «на поле Ирже», пятый – «на Авше-речке» (около г. Арзамаса), шестой — «на Кевзе», седьмой — «на озере Икше», восьмой — «на озере недошед Пианы реки». Во время восьмой стоянки, как указывает летописец, к войску присоединился отряд Я. Чевсеева, следовавший южнее главных сил. Девятый стан был на «Дубровке озере», десятый – «на речке на Медянке», одиннадцатый – «на Мяни», двенадцатый – «на реке Алатыре», тринадцатый — «на реке на Большом Саре». Затем царь с войском вышел к реке Суре, к Баранчеевскому городищу. Здесь 4 августа на поле за Алатырем его уже ждали полки князей А.Курбского, Мстиславского, Щенятева, Хилкова. Отсюда войско двинулось на север и 13 августа подошло к своей крепости г. Свияжску, близ г. Казань.

После взятия 2 октября 1552 г. русскими войсками г. Казани всё среднее Поволжье вошло в состав Русского государства.

В 1556 году под ударами русских войск пало Астраханское ханство. В 1557 году русскому царю присягнули башкиры. Крымский хан, за плечами которого стояла султанская Турция, настойчиво стремился отторгнуть от России Поволжье. На русские земли он совершал грабительские набеги.

По завоевании Казани и Астрахани наиболее беспокойств причинял Москве Крым по своей связи с турками, которые завоевали его в 1475 году. Прикрытый широкими пустынными степями, отрезанный от материка перекопью, широким и глубоким шестивёрстным рвом с высоким укрепленным валом, Крым образовал неприступную с суши разбойничью берлогу. В Крыму насчитывалось не более 30 тысяч конных ратников, но к ним всегда готовы были присоединиться бесчисленные татарские улусы, кочевавшие по обширным припонтийским и прикаспийским степям от Урала до Дуная и ногайцы. В 1571 и 1572 гг. хан крымский дважды нападал на Москву с полчищами в 120 тысяч человек. Крымское ханство представляло огромную шайку разбойников, хорошо приспособленную для набегов на Польшу, Литву и Московию. Эти набеги были ее главным жизненным промыслом. Крымские татары и ногайцы нападали на пределы Московского государства раз или дважды в год, иногда около Троицына дня, чаще во время жатвы, когда легче было ловить людей, рассеянных по полям. Но не редки были и зимние набеги, когда мороз облегчал переправу через реки и топи.

В начале XVI в., южная степь, лежавшая между Московским государством и Крымом, начиналась скоро за Старой Рязанью на Оке и за Ельцом на Быстрой Сосне, притоке Дона. Татары, кое-как вооруженные луками, кривыми саблями и ножами, редко пиками, на своих малорослых, но сильных и выносливых степных лошадях, без обоза, питаясь небольшим запасом сушеного пшена или сыра да кобылиной, легко переносились через эту необъятную степь, пробегая чуть не тысячу верст пустынного пути. Они прекрасно изучили эту местность, приспособились к ее особенностям, они выбирали путь по водоразделам и выработали превосходную тактику степных набегов. Скрывая свое движение от московских степных разъездов, татары крались по лощинам и оврагам, ночью не разводили огней, так им удавалось подкрадываться незаметно к русским границам и делать страшные опустошения. Углубившись густой массой в населенную сторону верст на 100, они поворачивали назад и, развернув от главного корпуса широкие крылья, сметали все на пути, сопровождая свое движение грабежом и пожарами, захватывая людей, скот, всякое ценное имущество.

Полон — главная добыча, которую они искали, особенно мальчики и девочки. Для этого они с собой брали ременные веревки, чтобы связывать пленников и, даже большие корзины, в которые сажали забранных детей. Пленники продавались в Турцию и другие страны.

В XVI в. в городах по берегам морей Черного и Средиземного можно было встретить немало рабынь, которые здесь работали. Во всем Крыму не было другой прислуги, кроме пленников. Пленные прибывали в Крым в таком количестве, что один еврей-меняла, сидя у единственных ворот перекопа, которые вели в Крым, и, видя нескончаемые вереницы пленных, туда проводимых из Польши, Литвы и Московии, спрашивал у татар, «есть ли еще люди в тех странах или уж не осталось никого?».

Московское государство, со своей стороны, напрягало все силы и изображало разнообразные способы для обороны своих южных границ. Все это требовало постоянного контроля за степью. В 1571 году под руководством боярина князя М.И.Воротынского состоялся боярский приговор о сторожевой и станичной службе. На южной и юго-восточной окраинах государства были по новой росписи поставлены 67 сторож. Линия сторож — это линия разъездов сторожей по междулесью, а засечная линия — это черта, состоящая из цепочки лесных укреплений (засек) и полевых укреплений (валов, рвов), охраняемых засечными сторожами. Назначение «засечных сторожей» и сторожей сторон различно. Первые охраняли засеки в лесах, вторые — степные участки. Сторожа должны были стоять на своих местах неподвижно, «с коней не сседая», преимущественно оберегая речные броды, перелазы, где Крымские татары лазили через реки в своих набегах. В то же время станичники по два человека объезжали свои урочища, пространства, порученные их бережению верст по шести, пятнадцати направо и налево от наблюдательного пункта. Высмотрев движение Крымских татар, станичники тотчас давали знать о том в ближайшие города, а сами, пропустив татар, осматривали дороги, которыми прошел неприятель, чтобы определить численность отряда по глубине конских следов. Сторож, заметив пыль от конницы врага, садился на готового коня и скакал к другому посту, 2-й сторож, едва заметив скачущего, скакал к третьему, и т.д. Таким образом весть о неприятеле довольно быстро достигала укрепленных городов и самой Москвы.

Итак, дозорная служба на линии г. Темников — г. Алатырь была организована до похода Ивана IV «Грозного» на Казань.

В 1578 году была окончательно сформирована засечная черта, которая шла от г. Алатырь вдоль реки Алатырь, с выдвинутыми вперед дозорными «крепостями-острожками», до г. Темников, далее до Кадомской засеки (смотри карту). Сторожевую и разъездную службу несли конные русские казаки, мордва, татары, мишари и черемисы.

Карта расположения «засечных черт»

Карта расположения «засечных черт» южных границ Российского государства 16-17в.в.(Саранский краеведческий музей). Щёлкните на картинке для увеличения


«Крепость-острожек» у села Василёвка упоминается А.С. Гацисским в 1878 г. по сведениям Нижегородского статистического комитета 1873 г., обследовалась П.Д. Степановым в 1953 году, Ю.А. Зеленеевым в 1973 г. Площадка овальной формы вытянута с северо-запада на юго-восток, размеры 100 м × 80 м, высота около 40 м над уровнем болота у подножия мыса. С напольной юго-западной стороны укреплена валом дугообразной формы высотой около 10 м и рвом с его внешней стороны глубиной около 4 м. В центральной части вала находится проезд. В северо-западной части крепости находится глубокий колодец, стены из обожженной глины (на сегодня он завален землей и от колодца остался провал 1,5 м глубиной). По краям площадки сделана подсыпка из земли, расширившая ее на 5 метров и увеличившая крутизну склона. По краям крепости шел дубовый, вертикально стоящие бревна, забор в два ряда. Культурный слой, по данным 1953 года, серого цвета, толщиной 0,25–0,4 м; по данным 1973 г. стратиграфически делится на три горизонта и достигает 2 м. Найдены обломки лепной, плоскодонной посуды с примесью шамота в глиняном тесте, гончарной сероглиняной и красноглиняной. Зафиксирована структура вала, который состоит из чередующихся обожженных и необожженных слоев. Строительство «крепости-острожек» было сопряжено с огромными, трудоёмкими работами по рытью рвов и частому обновлению деревянных укреплений. Для выполнения этих работ проводилась массовая мобилизация населения. Повинность по строительству и ремонту укреплений тяжелым бременем ложилась на местное население. Но следует отметить, что она выполнялась с большим сознанием долга и патриотическим подъемом.

С крепостной вышки открывается обзор на 20–30 км. Рядом с «крепостью-острожек» протекает река Ирсеть, которая в этом месте имеет удобные броды через реку. В середине 60-х годов XX в. у подножия крепости находили старый меч в земле.

«Крепость-острожек» несла свои наблюдательные и оборонительные функции до 1641 г, затем пограничных сторожей перевели на Саранскую засеку.

Литература:
  1. И. Кирьянов «Старинные крепости Нижегородского Поволжья», 1961 г.
  2. «Археологическая карта России» Российская академия наук, часть 1, под ред. А.В. Кашкина
  3. «Памятники истории и культуры верхнего Поволжья», 1991 г. «Пузкая засека» В.И. Лебедев. Пензенский ГПИ.
  4. «Легенда или быль: по следам засечных сторожей» Лебедев В.И., 1986 г.
  5. «Нижегородские татары – мишари в Новое время» Р.Ж. Баязитов, В.П. Макарихин, 1996 г.
  6. В.О. Ключевский «Русская История», 2006 г.
  7. «Русь – Россия – Российская империя» Пашков Б.Г., 1997 г.
  8. «Исторические сведения о городе Арзамасе» Н. Щегольков, 1911 г.


В 1682 году 18 сентября в приказных книгах напечатано: за князем Алексеем Андреевичем Голицыным закреплено недвижимое имущество в Саранском уезде и оформлена Мордовская кочелаевская земля по обе стороны реки Ирсети, близ села Никитина, 125 десятин (136 га).

Князь Алексей Андреевич Голицын построил близ речки Ирсети поселок, который назывался Ново-Богородским, Василёвка тожь.

В этом селе построена церковь Николая Чудотворца. В книге исходящих бумаг синод. каз. приказа за 1712 год записано: «декабря в день запечатан указ о освящении церкви, по челобитью князя Петра Алексеевича Голицына, велено в Саранской его вотчине в селе Ново-Богородском, Василёвка тожь, ново построенную церковь Николая Чудотворца, теплую, освятить попу Андрею Захарьеву из села Починок и антиминс в ту церковь выдан».

По смерти князя Алексея Андреевича Голицына недвижимое имение в 1706 году справлено за его сыном князем Петром.

В 1710 г., по переписным книгам Саранского уезда, село Василёвка — вотчина князя Петра Алексеевича Голицына, в селе двор его вотчинников и 26 дворов крестьянских; в 1716 году — 37 дворов крестьянских.

В 1721 г. П.А.Голицын умирает.

В 1723 году из недвижимого имения князя П.А. Голицына четвертая часть досталась его жене, вдове Елизавете Ивановне, а остальное сыну его Николаю.

В 1732 году князь Николай Петрович Голицын недвижимое имение, доставшееся ему от отца, в Саранском уезде село Ново-Богородское, Василёвка тожь, с людьми и с крестьянами заложил графу Якову Вилемовичу Брюсу и за ним оно было оформлено.

В 1734 году о выкупе этого имения просили князья Василий Петрович и Сергей Дмитриевич Голицыны и дело об этом представлено на рассмотрение сената.

1735 год октября в день, Саранского уезда села Ново-Богородского, Василёвка тожь, староста Федор Климов, выборный Федор Кондратьев, да ново построенной деревни Ирсети, Селитьба тожь, староста Денис Иванов, по непорочной святой евангельской заповеди Господней ей же ей ей, в самую сущую правду, при посторонних понятых людях, сказали, что по смерти прежнего помещика их князя Николая Петровича Голицына всякие помещиковы доходы собирались с них с крестьян, на брата его Николаева на князя Василия Петровича Голицына, а именно: на 1733 и на 1734 годы оброчные деньги и столовые припасы по окладу с наличных 36 крестьянских дворов, которые ныне по указу ее императорского величества оформлены за подполковником Александром Романовичем Брюсом, 72 рубля, свиного мяса 150 пудов, масла конопляного 18 ведер, масла коровьего 3 пуда 24 фунта, гусей 36, а вместо индейских кур и уток, гусей же 72; да положенных стряпческих денег 7 руб. 20 коп, за куры и зайца 12 руб. 60 коп, да сверх положенного оклада на те же годы взято 108 баранов, за поставку под драгун лошадей взято с каждой положенной души по 7 коп, всего 29 руб. 40 коп. и все собранные оброчные и окладные деньги высланы в Москву, в дом князя Василия Голицына.

В 1682 18 января по приказным книгам за князем Алексеем Андреевичем Голицыным оформлена в Саранском уезде оброчная земля по обе стороны реки Ирсеть, рядом с деревней Сабаевой, в 12 км. вверх по реке Ирсеть от села Ново-Богородское, 150 десятин (=163 га), и в 1686 г. оформлено 75 десятин (=82 га).

На этой земле в 1729 году построена князем Николаем Петровичем Голицыным деревня Ирсеть, Селитьба тожь. В ней 80 дворов, а церкви нет. Поэтому в 1732, 11 декабря князь Н.П.Голицын подал прошение в синод. каз. приказа в котором объяснялось, что в том же самом Саранском уезде в Руднинском стану имеется у него вотчина село Ново-Богородское, Василёвка тожь, а в том селе две церкви в начале во имя Казанской Пресвятой Богородицы, а другая во имя Николая Чудотворца. И прошу из вышепоказанной моей вотчины из села Ново-Богордского, Василёвка тожь, одну церковь во имя Николая Чудотворца вновь построенную деревню Ирсеть, Селитьба тожь, перевести и построить, дабы крестьяне мои без церкви Божьей не были, и дать благословенный указ.

1734 год 27 марта подписано прошение князя Голицына Н.П. «Дать указ о строении церкви».

В 1734 г. 30 марта напечатан указ о строении церкви по челобитью князя Николая Петровича Голицына, велено из Саранской его вотчины, из села Ново-Богородского, Василёвка тожь, Николаевскую церковь в тот же уезд в ново построенную деревню Ирсеть перевести и построить во имя Николая Чудотворца.

1744 год, князь Александр Петрович Голицын в прошении, поданном в Вотчинскую коллегию, объяснял: «имеется за мною недвижимое имение Саранского уезда, в Руднинском стану в селе Ново-Богородском и в деревне Ирсети четвертая часть по наследству после матери моей вдовы княгини Елизаветы Ивановны и брата моего родного Николая Петровича Голицына, при жизни которого из показанного села Ново-Богородского, по данному из Казенного приказа в 1734 г. указу, перевезена деревянная церковь во имя Николая Чудотворца со святыми иконами и со всякой церковной утварью в оную деревню Ирсеть и построена, к которой церкви он, князь Николай, уступил под селитьбу, поместной земли во все стороны по 40 сажен, да священнику с причетниками 10 га в поле, но только та земля к церкви еще не оформлена и просил, чтобы, то недвижимое имение под строение церкви и под кладбище и попу с причетниками на пропитание справить и об переоформлении куда надлежит послать указ».

Того же года определением Вотчинной коллегии выше писанное имение утверждено к ново построенной церкви во имя Николая Чудотворца в деревне Ирсети.

К началу XIX века село Ново-Богородское называется селом Василёвка.

с. Василёвка, 1832 год. Построен храм каменный, главный престол в честь иконы Казанской Божьей Матери. Предел теплый во имя Николая Чудотворца. Земли у церкви имеется 33 десятины (=36 га), дом для попа, православных в приходе 1355 муж. и 1324 жен. Кирпичный завод для строительства церкви располагался на «Дубровке», между родником во имя Николая Чудотворца и «крепостью-острожек» (там сейчас видны котлованы, где брали глину и встречается много осколков красного кирпича, горны для обжигания кирпича располагались вдоль сегодняшней аллеи из елок, ведущей от родника к крепости).

1870 г. с. Василёвка. Священник: Метальников Тимофей Михайлович, диакон: Доброславин Михаил Николаевич, дьячек: Померанцев Михаил Григорьевич. Число дворов — 263. Прихожан: 882 муж., 869 жен.

1880 г. Священник: Охотин Иван Петрович, псаломщик: Померанцев Михаил Григорьевич.

С 1887 г. в селе существует церковно-приходская школа. В 1904 г. в ней обучалось 64 мальчика и 2 девочки.

В 1901 г. построена вокруг церкви, на средства прихожан, железная ограда на каменном фундаменте.

В 1901 г. с разрешения Епархиального начальства построена каменная часовня на роднике в честь иконы Казанской Божьей Матери, на средства прихожан.

1895 г. Священник: Охотин Иван Петрович, диакон: Померанцев Михаил Григорьевич, псаломщик: Померанцев В.А.

1904 год. Священник: Тепловский А.Ф., диакон: Царевский И.Ф., псаломщик: Померанцев В.А., церковный староста: Клоков И.П.

1916 год. Священник: Троицкий Евгений Алексеевич, диакон: Новинский Николай Алексеевич.



Тележный промысел: 1890 год.

Тележный промысел в юго-восточной половине Лукояновского уезда встречается только в Никитинской волости, в селе Василёвка. Но и здесь тележный промысел развит не так уж значительно. Село Василёвка, сравнительно с другими, большая и многолюдная: по официальным сведениям Никитинского волостного правления здесь числится ревизских душ 817, а пользующихся землею 832 души.

Других селений Никитинской волости с таким же или другим промыслом не имеется, а потому Василёвка представляется единственным селением в промышленном смысле. Дворов в Василёвке значится 360; кустарей, занимающихся промыслом — 60. Из них занимающихся выделкой саней — 15, а производством колес — 45 человек. Кустари, работающие сани, работают вместе и колеса. Конечно те из кустарей, которые не имеют своих парилок, не могут заниматься выделкой саней. Тележный промысел имеет самостоятельный характер в руках здешних кустарей. Крестьяне своими руками и для своей пользы занимаются им, скупая для этой цели материал нужный им, там, где приведен выгодный и удобный случай. Но в то же время тележный промысел здесь не главный, а только побочный, так как производительность крестьян в работах этого рода далеко не покрыла бы и десятой доли хозяйственных расходов. Кроме того, тележный промысел не составляет постоянного занятия для кустарей. Производство саней совершается или в осеннее и зимнее время и только подготовительные работы производятся в летнее время (например, распарка и гнутьё полозьев). Главным временем для производства колес служит лето. При должном отношении к делу и усердию кустарь может сделать, для продажи, в течении одного года (точнее – рабочего сезона) до 45 пар саней и до 60 станов колес.

Тележным промыслом кустари с. Василёвка занимаются издавна, когда именно они начали заниматься им — не знают и сказать, что-нибудь определенно относительно этого не могут.

Вероятно выгодность промысла и удобство приобретения материала, в прежнее время, побудили их дедов к производству его. Но этого нельзя сказать о настоящем времени (1885 год). Теперь кустари жалуются именно на то, что цена на предметы тележного промысла значительно упали, а приобретение и доставка закупаемого материала встречает серьезные затруднения. Дуб и береза составляют главный и существенный материал, близкого леса у кустарей с. Василёвка нет, а потому они добывают его в разных местах, большей частью за лесом к Теплову (Уч. Майдан, верст за 30). Приобретают здешние кустари материал всегда за чистые деньги. Тем не менее, кустари с таким же рвением занимаются промыслом, так как и не значительная польза его все-таки заметно помогает им, а это особенно важно для них в настоящее время, когда неурожаи ощутительно подорвали их состояние.

Действительность неурожаев свидетельствует почти повсеместно. И 1885 год не утешил крестьян. Как в 1881 году стояли максимально высокие цены на хлеб ржаной, так в 1885 г. приходилось сидеть без каши, а скотине без корму, так как яровые хлеба всюду выгорели. Впрочем 1885 год для кустарей не особенно тягостен, в следствии доступной цены на муку, особенно для них необходимую. Кустари с. Василёвка пользуются средним наделом: по 3 дес.600 саж.(=3,5 га) на душу. В следствии этого и экономические условия их более или менее благоприятны. Всей земли в с. Василёвка 2649 десятин (=2887 га), не включая сюда 94 десятины неудобной к обработке. По качеству земля распределяется так: первого разряда- 815 дес (=888 га), второго 1834 дес (=1999 га) и неудобной 94 десятины (=102 га), общее количество скота не более 1350 голов; в отдельности: лошадей 250 гол, КРС 300 гол, овец 700 гол, свиней 100 гол. Особенно ощутим недостаток в лошадях на 360 дворов 250 лошадей, 110 дворов безлошадные.

Огородной и садовой культуры здесь не замечается. Огороды обыкновенно помещаются позади жилых строений и засеваются в самом ограниченном количестве, овощами, для домашнего употребления. Земельные участки кустари обрабатывают собственноручно; более зажиточные имеют работников. Несмотря на незавидные урожаи, подати и недоимки платятся исправно. Общее количество податей, падающих на одну душу, простирается до 11 рублей.

Кустари с. Василёвка приготавливают довольно прочные сани, телеги и колеса. Цены на них различны, по различию достоинства изделий. Лучшие сани продаются от 3 руб. 50 коп до 4-х руб; телеги от 12 руб; колеса до 5 руб за стан. Главным сбытом изделий кустарей с. Василёвка служат с. Починки, а также ярмарки в окрестных базарных селах.

Характер населения с. Василёвка чисто деревенский. Кустари просты, суеверны, и в данном случае промысел не оказывает на них никакого влияния. Среди них замечается наклонность к спиртным напиткам, что совсем неудивительно при постоянной возможности добывать вино под руками и частенько в долг.

В с. Василёвка существует два питейных заведения, из которых одно построено на земле купца Котельникова, а другое на земле крестьян. Можно думать, что тележный промысел в с. Василёвка прочно обеспечен в своей будущности. Хотя и трудно кустарям добывать материал и сбывать свои изделия, но тем не менее они не падают духом. Более благоприятные обстоятельства, в будущем, поднимут и сам промысел, размеры его будут значительно шире и принесут более пользы. Впрочем заранее нельзя решить в каком состоянии будет промысел, так как все зависит от времени и обстоятельств. (А.А. Звездин 1887 год «Нижегородский сборник под редакцией А.С.Гацисского том IX).



Помещиками были: Крестьяне с. Василёвка принадлежали Никитинскому помещику.

1682 год, за князем Алексеем Андреевичем Голицыным закреплена земля, построена вновь д. Ново-Богородское.

1706 г. князь Петр Алексеевич Голицын

1723 г. ¼ имения досталась вдове Елизавете Ивановне, ¾ досталось имения сыну Николаю Петровичу Голицыну.

В 1732 г. князь Николай Петрович Голицын недвижимое имение заложил графу Якову вилемовичу Брюсу.

В 1734 г. о выкупе этого имения просили князья Василий Петрович и Сергей Дмитриевич Голицыны.

1736 г. князь В.П. Голицын разделил имение в 10000 тыс. десятин (11 тыс. га) и продал: капитану князю Александру Александровичу Меньшикову (сыну фаворита Петра I, Александру Даниловичу Меньшикову), подполковнику Василию Михайловичу Хилкову и Александру Петровичу Голицыну, себе князь Василий Петрович Голицын оставил 51 двор.

В 1751 г. князь В.П.Голицын продал свою долю поместья сенатору, графу Петру Ивановичу Шувалову.

В 1774 н. все поместье Никитинское, в которое входило и с. Василевка, принадлежит князю Петру Александровичу Меньшикову.

В 1801 г. князь Сергей Петрович Меньшиков продает свою вотчину дворянину, коллежскому советнику Рюмину Гаврилу Васильевичу, родом из г. Рязань.

1827 г. дворянин (сын) Иван Гаврилович Рюмин, в с. Василевка 678 душ (по завещании В.Г.Рюмина на сына Ивана) (д. Трегубовка, Василёвочка тожь, в сегодняшнем Ст. Шайговском районе рядом с селом Вертилим, это выселки из села Ново-Богородское, Василёвка тожь в XVIII веке, в 1827 г. там 55 душ. Верякуши – это выселки из с. Криуша, там находится 139 душ в 1827 году).

1854 г. по доверенности управляет поместьем коллежский асессор Орлов Лев Иванович. Так как дети Ивана Гавриловича Рюмина были малолетними.

В 1866 г. по 1871 г. дети повзрослев (Павел, Иван, Петр и Константин) распродают земли крестьянам 2648 десятин (2886 га).

В 1875 году поместье покупает купец I гильдии, почетный гражданин города Краснослободска Ненюков Степан Степанович, проживающий в тот момент в г. Нижний Новгород, он имел кроме всего прочего 6 пароходов на реке Волга и реке Ока.

С 1904 г. поместье переходит к его сыну Сергею Степановичу, который в возрасте 42 лет умирает в 1914 году.

В 1914 г. это поместье возглавляет его сотоварищ г. С.Коноплицкий.

В 1916 г. поместье покупает г. Сурошников, земли около 5 тыс.десятин(=5450 га).

Литература:
  1. «Сборник статей сообщений, описей, дел и документов» Том II, выпуск 15 Действия Нижегородской губернской, учетной, архивной комиссии. 1895 г.
  2. Клировые ведомости церквей Лукояновского уезда V благочиния 1880-1916 г. ГАНО- государственный архив Нижегородской области.
  3. Справочник «Адрес-календарь Нижегородской Епархии 1904 г.» ГАНО.

Составил Ю. Шамов, с. Василёвка
 

Комментарии 

 
0 #1 Лидия 09.10.2012 12:38
:lol: богатая история !
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить